y_marina (y_marina) wrote,
y_marina
y_marina

* * *






Так я сына люблю, что об этом боюсь говорить.

О любви говорить, всё равно, что деньгами сорить.

Спотыкается нежное слово в груди, не идёт с моих губ,

потому что настолько он – мой и настолько мне – люб.

О, как долго, как долго его я несла на руках.

Прижимала как знамя, отбросив предательский страх.

Защищала как крепость, стояла влитой как броня,

чтобы кто-то не отнял, не отнял его у меня.


Я живою водою хотела его напоить.

Я от целого мира хотела его утаить.

За него я хотела болеть, умирать и служить,

но все беды его я одна не сумела прожить


Мой птенец большеротый, смотри – я от горя смеюсь.

Я люблю тебя так, что уже ничего не боюсь.

Позовет тебя кто, взгляд не дрогнет, к дверям провожу.

И так буду любить, что и слова тебе не скажу.

Tags: Стихи мои, Творчество, современная поэзия
Subscribe

  • Про платье в горошек

    Шила мне мать на машинке ножной платье в горошек. Я же кроила и в чане варила джинсы из корда. Жизнь моя – грошик, сухарик ржаной, крепкий…

  • Как пили вино, под вино пели песни свои...

    Как пили вино, под вино пели песни свои, бокалы звенели, стаканчики дробно стучали… Она на него посмотрела глазами любви. И он на неё…

  • ***

    Когда замрут в большой вселенной, познавшей высь и низость нашу, весов серебряные чаши на золотой срединной точке, мы, наконец, достигнем…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments

  • Про платье в горошек

    Шила мне мать на машинке ножной платье в горошек. Я же кроила и в чане варила джинсы из корда. Жизнь моя – грошик, сухарик ржаной, крепкий…

  • Как пили вино, под вино пели песни свои...

    Как пили вино, под вино пели песни свои, бокалы звенели, стаканчики дробно стучали… Она на него посмотрела глазами любви. И он на неё…

  • ***

    Когда замрут в большой вселенной, познавшей высь и низость нашу, весов серебряные чаши на золотой срединной точке, мы, наконец, достигнем…